Официальный сайт медиа-холдинга Красный Бумер

Главный портал
Красного Сулина

Официальный сайт медиа-холдинга "Красный Бумер".

Новости Красного Сулина

В городе Гуково столкновение интересов двух конкурентов привело к затяжному судебному процессу

В городе Гуково вот уже второй год идёт судебный процесс, связанный с имуществом обанкроченной шахты «Восточная», а точнее с недобросовестной конкурентной борьбой, развернувшейся на территории предприятия, находящегося в Красносулинском районе. Эта конкурентная борьба за право обладания имуществом обанкроченного предприятия, в особенности его породным отвалом, вылилась в уголовное дело, которое было возбуждено против гуковского предпринимателя Алексея Злакоманова в 2017 году.

По версии следствия и государственного обвинителя в лице прокурора Гукова, Злакоманов занимался незаконной предпринимательской деятельностью и не оформил лицензию на рассеивание и переработку породы с отвала, благодаря чему смог извлечь крупный доход.

Всё, что было описано выше, согласно Уголовному Кодексу РФ, подпадает под состав преступления, предусмотренного пунктом «б», части 2, статьи 171 УК РФ. Вот только в этом деле, как и в том, как велось судебное следствие и какой была позиция государственного обвинителя, очень много неточностей, странностей, неустановленных фактов, да и просто несовпадений с буквой закона, позволяющих любому здравомыслящему человеку предположить, что уголовное дело изначально было возбуждено «не просто так», а его расследование и итоговый приговор кому-то очень выгодны.

Началось всё в 2015 году, когда ИП Злакоманов приобрёл часть имущества шахты «Восточной», заключив договор с конкурсным управляющим, который занимался банкротством предприятия. До этого, что важно, породный отвал, он же террикон, как раз и ставший причиной дальнейших судебных разбирательств, был поставлен конкурсным управляющим на баланс шахты «Восточной». В список имущества, приобретённого Злакомановым, входил и земельный участок, на котором расположен террикон. После покупки и перечисления оговорённой денежной суммы, первоочередное право получить этот участок в аренду получил Алексей Злакоманов. Однако, позже, говорит Алексей, он был каким-то таинственным образом лишён этого права, после того, как участок внезапно оказался на государственном учёте, отойдя в подведомственность Красносулинского района, а Галина Неграмотнова, начальник управления земельно-имущественных отношений и муниципального заказа Красносулинского района, передала земельный участок под отвалом в аренду компании ООО «Южный минерал».

Отметим, что до заключения договора купли-продажи, конкурсный управляющий «Восточной» и руководство шахты долго и старательно искали покупателя имущества предприятия. Поскольку перед горняками, трудившимися здесь, до сих пор есть крупная задолженность по заработной плате, превышающая 50 млн рублей. Руководство шахты, выполняя поручение областных властей, надеялось решить слишком затянувшийся вопрос с долгами перед людьми. При этом, согласно показаниям Александра Курбатова, исполнительного директора «Восточной», которые он дал во время судебного следствия, до того, как ИП Злакоманов приобрёл шахту, к ним обращалось несколько фирм, но ни одна из них так и не довела сделку до конца. Без объяснения причин, предприниматели и фирмы, дойдя от определённого этапа сделки, отказывались её продолжать. Решился завершить процесс только Злакоманов, за что, видимо, и поплатился.

После того, как часть имущества «Восточной» всё же была куплена, Злакоманова уговорили купить ещё и часть породного отвала. Предлагали изначально взять весь, но Алексей решил оценить, насколько это для него экономически выгодно. Сошлись на 50 тысячах тонн. После чего Злакоманов предоставил шахте в аренду специализированную технику, так как своего оборудования у «Восточной» давно нет, а то, что осталось, находится в ужасающем состоянии. Рабочие смогли приступить к рассеиванию породного отвала. В дальнейшем породу различных фракций было решено продавать.

Рассеивание отвала могло быть выгодно не только Злакоманову, но, в первую очередь, сотрудникам «Восточной, которые по настоящее время так и не получили причитающиеся им их честно заработанные деньги. Руководство шахты надеялось, что продажа породы с террикона позволит выручить необходимую сумму средств, с помощью которых можно было бы погасить если не все долги перед шахтёрами, то хотя бы их львиную долю. Именно для того, чтобы закрыть как можно больше долгов, породу было решено просеивать и разбивать на различные фракции, а не просто черпать отвал ковшом и вывозить. Всё дело в том, что рассеянная порода стоит гораздо дороже, чем сумбурно перемешанные отходы угольного производства.

Какое-то время сотрудники шахты успешно занимались отсевом, порода продавалась, а шансы шахтёров получить свою зарплату росли. Параллельно с законной, по словам и самого Злакоманова, и его адвокатов Сергея Маргесь и Виталия Нагорнова, деятельностью, компания-конкурент ООО «Южный минерал» писала в правоохранительные органы и оформляла право аренды на земельный участок под терриконом, в обход законного владельца. К слову говоря, именно одно из таких обращений в результате и стал поводом для проведения проверки на территории шахты, а затем и возбуждения уголовного дела. Также параллельно, рассказывал Алексей, ему звонили различные люди и намекали о необходимости продажи имущества или сдачи его в аренду за бесценок, угрожали возбуждением уголовных дел и различными неприятностями, которые обещали ему устроить, в случае, если предприниматель так и не пойдёт на уступки. Злакоманов на них не пошёл и в итоге оказался на скамье подсудимых. Как думаете, это просто досадное совпадение?

При этом своей личной лицензии от регионального министерства природных ресурсов, в чём, собственно говоря, и обвиняли в суде предпринимателя, у Злакоманова на осуществление этой деятельности действительно не было. Но, как говорит адвокат Алексея Виталий Нагорнов, ссылаясь на нормы действующего законодательства, она ему и не была нужна. Во-первых, у самой шахты были все виды лицензий, необходимых для осуществления деятельности предприятия, что подтверждается и словами Курбатова, знающего всю «шахтную кухню» не по наслышке. Причём оформлены эти лицензии были на федеральном уровне, а не региональном. А, во-вторых, вид деятельности, именуемый в законе рассеиванием породы, вообще не предполагает никакого лицензирования.

Кстати о рассеивании, именно этот вид деятельности на протяжении следственных мероприятий и судебной проверки вменяли в вину Злакоманову. Сначала правоохранители, а затем и прокурор заявляли, что на рассеивание предприниматель должен был оформить лицензию в областном министерстве, доказывали, что он не мог не знать о такой необходимости и осознанно нарушал закон в целях извлечения дохода. Но уже на стадии судебных прений, что было совершенно неожиданно для стороны защиты, государственный обвинитель отказался от обвинения Злакоманова в части необходимости лицензирования рассеивания. При этом прокурор заявил, что то, чем занимался предприниматель, именуется добычей полезных ископаемых и в этом, якобы, лицензия Злакоманову всё равно была необходима. Правда, государственный обвинитель не уточнил, что конкретно добывал предприниматель в части отвала, которая принадлежала ему по договору купли-продажи, на земле, приобретённой ранее им же.

Не уточнил государственный обвинитель, выступая в ходе прений в конце мая 2019 года в Гуковском городском суде, происхождение и другой части своих заявлений. Так, прокурор сказал, что изначально сделка купли-продажи была осуществлена незаконно, а договор заключался Злакомановым чуть ли не самостоятельно и «задним числом», якобы, с целью придания своим действиям законности. Вместе с тем, сторона обвинения не представила суду никаких доказательств, которые подкрепили бы такие громкие заявления и разъяснили бы присутствующим, как сделку, изначально заключаемую между двумя сторонами, можно оформить самостоятельно. При этом Арбитражный суд Ростовской области признал сделку между Злакомановым и ОАО «Шахта Восточная» законной.

Да и мотив совершения преступления, по мнению стороны защиты в лице адвокатов Нагорнова и Маргесь, тоже звучит достаточно странно. Если отбросить слова о необходимости получения лицензии, поскольку выше уже было сказано, по каким причинам она и не была нужна Злакоманову, то, в качестве мотива совершения им якобы имевшего место быть преступления, называется занятие предпринимательской деятельностью ради извлечения дохода. Но разве изначально деятельность каждого предпринимателя не направлена исключительно на получение дохода?

3 июня Гуковский городской суд огласил обвинительный приговор Алексею Злакоманову. Согласно решению суда, которое ещё не вступило в свою законную силу, Злакоманову назначили наказание в виде заключения под стражу сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием срока в колонии-поселении. К тому же, его обязали заплатить в доход государства свыше 10 миллионов рублей (это та сумма, которую он, якобы, получил незаконно, занимаясь предпринимательской деятельностью без лицензии) и конфисковали всю технику, которая так или иначе была задействована в работах на породном отвале. Фактически, предпринимателя просто лишили возможности в дальнейшем заниматься бизнесом. Более того, несмотря на то, что на иждивении Алексея находятся трое несовершеннолетних детей, с его счётов так и не был снят арест. Его семья сможет свободно пользоваться деньгами только после того, как все вышеуказанные штрафы будут выплачены, а на это, из-за различных бюрократических процедур, уйдёт немало времени.

Насколько справедлив такой приговор человеку с отличными личными характеристиками, который ранее не совершал экономических преступлений и просто старался честно вести бизнес, сказать невозможно. Как и невозможно оценить полтора года, в течение которых дети не смогут увидеть своего отца, а престарелые родители — сына. Кому станет легче и «справедливее» от того, что Алексея лишили свободы? Как такое суровое наказание соотносится с политикой помощи предпринимателям и их поддержки? Или кому-то просто очень хочется нейтрализовать противника и этот кто-то не гнушается в конкурентной борьбе никакими методами?

Все эти вопросы пока так и останутся без ответа. Надеемся, ненадолго.

Отметим, в ближайшее время адвокаты Алексея продолжат борьбу за его свободу и подадут апелляционную жалобу, чтобы Ростовский областной суд разобрался в несправедливости приговора.